Древнейшие культы и божества 5 глава

Афродита, как и большая часть ее семитических параллелей, есть сначала богиня плодовитой жизни природы. "Весною, – рассказывается в гимне, – она шествует через лес к собственному возлюбленному, и где она показывается, там, ласкаясь, следуют за нею горные животные и изъявляют свою покорность сладкому влечению". В этом состоит основной мотив мифа об Древнейшие культы и божества 5 глава Афродите, с помощью которого она сразу является богиней природы и любви. Но всего явственнее выражена эта мысль в мифе об Адонисе. Сирийский Адонис (adon – государь), который еще в молодом возрасте находит для себя погибель в когтях медведя, олицетворяет собою резвое засыхание вешней растительности под солнечным зноем; богиня сил природы ищет его, дарует Древнейшие культы и божества 5 глава ему свою любовь и грустит о его исчезновении. Так же в гимне ищет она троянца Анхиза у его стад; так карфагенская Дидона влюбляется в ее отпрыска Энея и должна глядеть, как он удаляется. Все эти предания основаны более либо наименее на одном и том же мифе; к этому же Древнейшие культы и божества 5 глава циклу принадлежит и рассказ о Гилосе. Напротив, такие дела, какие были у нее к Парису и к Кинирасу, кипрскому жрецу Афродиты, по-видимому, происходили только из склонности богини осчастливливать юных людей.

Афродита

Как понятно, позже богиня любви являлась в 2-ух формах: частью в виде Венеры Пандемос, богини низшей формы любви Древнейшие культы и божества 5 глава, частью в виде небесной Урании. Но это различие – чисто философское и не имеет никакой опоры в реальной мифологии. Афродита сделалась Пандемос вследствие слияния ее с старым политическим божеством Пандемос – "всех дем" (всего народа), и потому она стала собъединительницей народа". Только вследствие неверного осознания слова эта совсем Древнейшие культы и божества 5 глава этическая Афродита перевоплотился в чувственную vulgivaga, тогда как ее более великодушная параллельная форма произошла средством обычной игры понятий, перевоплотился из храмовой Афродиты с ее гиеродулами в безупречную Уранию.

Совсем чужого бога, которому в древнегреческом мире богов не было ничего соответственного, представлял из себя Дионис (Вакх), который уже поздно появился в Греции Древнейшие культы и божества 5 глава. Его культ – фракийского происхождения; там, у северных соседей Греции, имевших настолько не мало общего с малоазиатскими племенами, "совершалось в честь его празднество на высотах гор, темною ночкой, при колеблющемся свете факелов. Раздавалась гулкая музыка: дребезжащий звук медных бубнов, глухой гром и посреди их приводящие в безумие звуки низкотонных Древнейшие культы и божества 5 глава флейт. Возбужденная этой музыкой масса празднующих танцует с гулким ликованием. По большей части это дамы, которые доходят до истощения в этой одичавшей пляске.

Волосы дико развеваются, в руках они держат змей, посвященных Сабацию; они размахивают вакхическими жезлами, в каких под плющом укрыты острия копий. Так бушуют они до Древнейшие культы и божества 5 глава последнего возбуждения всех эмоций, потом в священном экстазе они бросаются на животных, избранных для принесения в жертву, хватают и растерзывают настигнутую добычу, отрывают зубами кровавое мясо и пожирают его сырым". Этот культ с нравом оргий был совсем чужд древнегреческому духу, и у Гомера он даже совершенно не находится. Не считая того, у Древнейшие культы и божества 5 глава Гомера Дионис совершенно не был богом вина, и мы имеем основание мыслить, что он только позже заполучил таковой нрав: древние празднества в честь Диониса совершались около зимнего солнцестояния, как следует, даже не во время собирания винограда. Но в гомеровском гимне о плавании Диониса на корабле, с Древнейшие культы и божества 5 глава содержанием которого мы опять встречаемся у Овидия, Дионис уже явственно – бог вина; он все тот же беспечный парень, но в то же время могущественный, жутко мстящий за себя бог, в каком мы узнаем потом общеупотребительную форму Вакха. С вином и демократией опьяненная, наряженная форма культа распространялась по Греции, и бог вина Древнейшие культы и божества 5 глава прославлялся как пособник культуры и представитель веселья. Он приводился в связь со многими божествами; он отпрыск Зевса, который скрывал в собственном бедре от ревности Геры не впору рожденное дитя. Семела, богиня луны, которая числилась его мамой, была дочь Кадма и вводила бога вина в могущественнейшую фиванскую фамилию. Его Древнейшие культы и божества 5 глава жена Ариадна на большинстве греческих островов является формой то Афродиты, то Коры. Дионис почитается вкупе с Аполлоном, ставится в пару с Гераклом, и Пан тоже постепенно заходит в массу вакханок. В старом любимом фаллическом культе Дионис является основным управляющим и ему приписывают другие принципиальные знаки: так, его призывают как "достославного Древнейшие культы и божества 5 глава быка"; как следует, он имеет свою долю роли в быке критского Зевса и Геракла. Некие задумываются, что Дионис вообщем представлялся в виде быка. Будучи принят в олимпийский круг богов, Дионис добивается полного божеского плюсы и сам ведет свою мама, некогда убитую взглядом Зевса, с земли к бессмертным.

Праздничек Древнейшие культы и божества 5 глава Диониса. Рельеф аттического саркофага

Роде метко ассоциировал фракийское служение Дионису с эпидемической страстью к пляске, которая от времени до времени проявлялась в Европе в Средние века. Вобщем, целью этого одичавшего влечения было не только лишь чувственное опьянение, но также экстаз, с помощью которого желали, подобно пляшущим волшебникам дикарей и Древнейшие культы и божества 5 глава факирам, войти в конкретное духовное общение с божественными силами. Таким макаром менадство соприкасается с гаданием и предсказанием. В Греции, где такие проявления религиозного фанатизма распространялись стремительно и беспрепятственно, служение Вакху во всяком случае причинило ужасное зло. Людские жизни массами приносились в жертву этому неистовству, и притом самым мерзким образом: менады Древнейшие культы и божества 5 глава растерзывали на части малеханьких деток и пожирали дымящееся их мясо; при отправлении фаллических культов было также довольно проявлений полового разврата. Но, как обычно, этому изумительному народу даже из самых грубых побуждений удавалось извлечь себе нечто ценное, – так было и в этом случае. Конкретная радостная сторона сельских праздничков в честь Древнейшие культы и божества 5 глава бога вина воскресила греческое чувство, расширила и развила формы искусства. "В лирической поэзии, – гласит Велькер, – Дионис аккомпанировал и дополнял Аполлона Кифареда, драму же возрастил он сам. Лирическую поэзию он окутал возвышенным чувством и проникающими в сердечко радостью и печалью: так было в особенности в Лесбосе, Коринфе, Сикионе; драму он сделал, исходя Древнейшие культы и божества 5 глава из грустных хоров и радостного маскарада, который заимствовал свои маски у дружеского стада коз, радостные и шутливые черты, издевку и брань – из саркастических игр".

Спящая Ариадна

Рядом с этим более известным воздействием Роде направил внимание на другой итог служения Дионису: конкретно, его воздействие на гадание в Греции. Связь Древнейшие культы и божества 5 глава с Аполлоном, которая в таковой высочайшей степени способствовала распространению культа Диониса, оказала в свою очередь воздействие на культ Аполлона, и это воздействие в особенности приметно в деятельности дельфийского оракула. Гадание по вдохновению, которое мы знаем в историческое время, не употреблялось в Дельфах с незапамятных времен. Во времена Геи Древнейшие культы и божества 5 глава и Пифона божество земли конкретно гласило душе средством сновидения; с Аполлоном эта примитивная форма откровения заменилась прорицанием, основанным на толковании знамений; мы лицезреем, что со времени появления связи с Дионисом Аполлон изменяет этой форме прорицания и обращается к прорицанию в состоянии экстаза; эта же форма практиковалась одержимыми жрецами при оракуле Древнейшие культы и божества 5 глава Диониса в Амфиклейе. Этот внесенный Дионисом элемент действует даже на самого Аполлона. "С этих пор он, некогда настолько сдержанный, гордый и щепетильный, может быть характеризован прозваниями, выражающими вакхическое возбуждение и самозабвение. Сейчас он именуется неистовствующим, вакхическим, "увенчанным плющом Аполлоном". Сейчас конкретно он более всех богов вызывает неистовство в человечьих Древнейшие культы и божества 5 глава душах; основываются оракулы, при которых жрецы и жрицы в обезумевшем экстазе возвещают то, что им внушает Аполлон. Мы лицезреем, как позже, исходя из этого дионисовского гадания, около VI в. возникают такие виды прорицателей, которые, не принадлежа к имеющимся штатским обществам, приставленные к собственному делу просто милостью богов, бродят по Древнейшие культы и божества 5 глава различным странам. Возникновение таких вдохновляемых божеством пророков принадлежит к соответствующим явлениям религиозной жизни того перспективного времени, которое конкретно предшествовало веку философии у греков. Знаменитые имена, как имена Сивиллы и Бакиса, дают нам указание на нрав этой первой пророческой ступени развития греческой мудрости".

Герои и бесы

Меж греческими полубогами Геракл Древнейшие культы и божества 5 глава – самый пользующийся популярностью и совместно с тем важнейший. Принятие его на небо ставит его в конце концов в ряд олимпийских богов.

Геракл

Развитие этого знаменитого, божественного вида, настолько соответствующего для греческой культуры, совсем таинственно. Фон Виламович разъясняет почитание Геракла совсем евгемеристически: дорийский боец был вправду героем и предводителем племени; его величавые подвиги еще Древнейшие культы и божества 5 глава длительно сохранялись в воспоминании этого племени и привели к его почитанию в качестве героя и полубога; в то же время другие эллинские племена, которые могли на для себя испытать его силу, как, к примеру, аттическое, лицезрели в нем беса, который внушал удивление и ужас и к которому в конце Древнейшие культы и божества 5 глава концов стали обращаться за помощью. Таким макаром он равномерно делается отпрыском бога, "рожденным от Зевса" на то, чтоб быть заступником богов и людей при всякой нужде. "Был человеком, стал богом, претерпел труд, достигнул неба" – такими словами резюмирует Фон Виламович изображение Геракла, "в которого верили эллины, все эллины".

Нельзя, но Древнейшие культы и божества 5 глава, опровергать, что в виде Геракла можно отыскать многие черты легенд о богах; в неких из их мы усматриваем даже признаки бога-быка и связь с тирским Мелькартом. По воззрению Узенера, Геракл, как и большая часть лишившихся собственного сана богов, поначалу перевоплотился в земного героя и в Древнейшие культы и божества 5 глава то же время был поставлен в связь с великодушными родами; вокруг имени пользующегося популярностью героя сплелось огромное количество любимых преданий и сказок, пока поэзия не прославила его сразу как величайшую людскую силу и как величавого страстотерпца, за которым, в конце концов, было признано божеское достоинство. Можно наперед принять, что в разработке Древнейшие культы и божества 5 глава такового вида участвовали вкупе и предание и миф, и может быть, что оба обратных разъяснения происхождения Геракла могут быть соединены в один двойной процесс. С вероятностью можно представить, что предание о Геракле из восточной части Средней Греции, где он в качестве бога имел собственный культ, распространилось по другим областям Древнейшие культы и божества 5 глава и там, как, к примеру, у дорийцев, соединилось с местными геройскими преданиями. В унижении и возвышении Геракла Э. Мейер находит указания на явления природы; таким может считаться его путешествие в ад и самосожжение; но очень непонятно, следует ли рассматривать бессчетные рассказы о рабстве Геракла, попадающиеся и в Древнейшие культы и божества 5 глава других местах в виде сказок, просто как затемненные формы натуралистического мифа. Но бессчетные дела к культу и типический образ Геракла более важны для истории религии, чем это непонятное происхождение.

Как в случае Геракла, так и относительно большинства греческих полубогов есть двойственная возможность разъяснить их происхождение: либо как божественное, либо как человеческое Древнейшие культы и божества 5 глава.

Относительно многих гомеровских геройских образов твердо установлено, что сначало они были греческими местными богами. Такие герои встречаются у греков в большинстве случаев в Беотии, Аттике, Арголиде, Лаконии, пореже всего у ионян. Уже храм Зевса Агамемнона в Лаперсах показывает нам, что тут старый местный бог Агамемнон был отождествлен с Зевсом, этот Древнейшие культы и божества 5 глава бог имел собственный культ также в Микенах и Херонее. В последнем месте эмблемой культа был его скипетр, который имел собственного жреца, хранился в доме последнего и чествовался жертвоприношениями. С этим культом Агамемнона связана не только лишь Клитемнестра, да и Кассандра, и позже слившаяся с ней Александра Древнейшие культы и божества 5 глава – старая богиня, охранительница людей и городов, имевшая храмы в Амиклах и Левктрах. Еще явственнее выступает в качестве лаконской богини связанная с Менелаем Лена; она, по-видимому, была старой богиней деревьев; у ее платана спартанские девицы в свадебной песне дают священные обеты, вешают венок из лотоса и льют масло из серебряного сосуда Древнейшие культы и божества 5 глава. Упоминается также о Лене древесной. Схожий же древесный культ отчаливал также и в честь Менелая. У Лены в Спарте было святилище, где она, возможно, почиталась в особенности как покровительница женщин; на это показывает узнаваемый рассказ Геродота, в каком говорится, что Лена сделала там из отвратительного малыша прекраснейшую даму в Спарте Древнейшие культы и божества 5 глава, и также праздничек Еленеи, во время которого спартанские девицы в плетеной повозке въезжали в храм Лены. Рассказ о похищении Лены существует не только лишь в гомеровской форме, где грабителем является Парис; по другой версии, Лену похитил Тезей в то время, когда она танцевала в хороводе в Древнейшие культы и божества 5 глава святилище Артемиды либо приносила жертву.

Фарнезский бык

Очень всераспространен был культ Диомеда, в особенности в Нижней Италии, колонизации которой он всячески покровительствовал; ему приносились в жертву лошадки – то самое животное, с которым он приведен в связь в Илиаде. Похищение жеребцов, которое описывается там как его характеристический подвиг, – чисто мифологический мотив, указывающий в Древнейшие культы и божества 5 глава герое бога. Фракийского Диомеда, бросавшего своим обезумевшим коням чужестранных гостей собственной страны, уже в древности считали за божество, за царя зимы либо бурь: его жеребцы представляли собою волны, бушующие на берегах Фракии. Отпрыска Фемиды, быстроногого Ахиллеса, который был неуязвим благодаря силе воды и имя которого звучит так похоже на имя Древнейшие культы и божества 5 глава реки Ахелоя, некие мифологи уже со времени Велькера считали за водяного бога. И вправду, на многих морских берегах Ахиллес почитался как властитель моря; так было на берегах Пелопоннеса и в особенности в позднейшее время на Черном море; на Левке, небольшом полуострове у устья Дуная, был его храм Древнейшие культы и божества 5 глава и оракул, где получали указания мореходы и потерпевшие крушение; Ахиллес также являлся мореплавателю во сне: он посиживал на мачте и указывал ему неопасный путь к гавани.

Чтоб разъяснить это перевоплощение старых божеств в эпических героев и другие земные существа, Узенер направил внимание на два процесса. Во-1-х, часто в Древнейшие культы и божества 5 глава тех случаях, когда знатные фамилии ведут свое происхождение от богов, и сами эти боги все более получают нрав авторитетных личностей; а эпическая поэзия, которая охотнее всего имеет дело с определенными земными видами, представляет их как может быть более в людском виде. Во-2-х, многие из этих знаменитых фигур очевидно представляют собою Древнейшие культы и божества 5 глава отставленных особых богов, которые если не высятся до положения более принципиальных божеств, то нередко бывают склонны терять собственный божественный нрав и продолжать свою жизнь в других формах: то как бесы и чудовища, то как людские личности, являющиеся в былинах и притчах. В "Одиссее" мы встречаем огромное количество таких Древнейшие культы и божества 5 глава отставленных богов.

Сразу с обоими этими дегенеративными процессами у греков, с другой стороны, существует также склонность оказывать божеские почести известным героям и глядеть на их как на божественные существа; этот метод сотворения героев проходит через всю греческую историю: довольно указать на превознесение Гармодия и Аристогитона. Счастливый жребий Древнейшие культы и божества 5 глава, выпадавший на долю таких любимцев народа и богов, состоял сначала в том, что они получали роль в божеском бессмертии, – не только лишь в виде обычного продолжения существования после погибели, но в виде возвышенной, удовлетворенной, блаженной жизни. Этого состояния они достигали в большинстве случаев вследствие похищения, т.е. неожиданного перемещения после Древнейшие культы и божества 5 глава погибели либо еще при телесной жизни в какое-нибудь блаженное место: в Элизий, на острова блаженных, на берега Океана и др.; место, вобщем, заурядно отличалось от местонахождения богов.

Нет ничего необычного, что при действии настолько различных обстоятельств нравы героев, полубогов, отпрыской богов были достаточно изменчивы и неопределенны. Образы героев создавались эпической Древнейшие культы и божества 5 глава поэзией. Героям воздавалось почитание в виде хтонических культов. В форме живого почитания героев продолжали свое существование местные предания и формы культа. Денекен полностью прав, утверждая, что культ героев появился большей частью в историческое время. За исторический период, в каком имело место это явление, Денекен воспринимает VII-VIII либо же Древнейшие культы и божества 5 глава самое преждевременное IX век. Только и тогда были в наличности те условия, из которых мог появиться культ героев: упадок большинства старых культов богов, потребность привести в соотношение с богами отдельных племенных героев, появление генеалогического эпоса для прославления правителей, возвышение хлопот об погибших на степень культа; в Древнейшие культы и божества 5 глава особенности принципиально, что только тогда сложилась оседлость народа, при которой могли появляться местные культы, каковыми и были многие греческие культы героев. Главной же предпосылкой можно считать все-же воздействие эпоса, в каком столько созданий, сначало божественных, изображены были в виде героев и который ввел меж богами и людьми особенный геройский класс Древнейшие культы и божества 5 глава.

Эрот как гений погибели. Набросок на вуале

Рядом с полубогами, в качестве созданий промежных меж богами и людьми, по греческому представлению стоят бесы. Полубог воплощает единство людского и божественного частей; бес же – это существо, которое не есть ни бог, ни человек, но которое обнаруживает себя в форме божественного деяния на Древнейшие культы и божества 5 глава людей.

Эпилептические припадки, проявления духовного расстройства и буйного абсурда сущность бесспорные признаки того, что бес захватил власть над человеком; прорицатель либо понимающий потаенны жрец умеет тогда найти на основании симптомов, какое конкретно божество необходимо умилостивить жертвою либо, если мы имеем дело с более низкой степенью развития веры, кто Древнейшие культы и божества 5 глава конкретно этот бес, который устроил для себя в человеке жилье и которого необходимо средством магаческого заклинания заговорить и прогнать. Особенное значение имеет бес в качестве личного духа-покровителя либо истязателя человека; этот бес аккомпанирует человека в течение всей его жизни, управляет его идеями, желаниями и поступками. Во времена орфиков, Феогнида Древнейшие культы и божества 5 глава и Пиндара уже полностью выработалась идея, что каждому человеку при рождении дается бес; потом около такого же времени счастье. Философы старались сказать этому понятию психологическое значение. "Нрав человека есть его бес", – гласит Гераклит; все же народное представление, не затронутое схожими абстракциями, продолжало существовать прямо до самого христианства.

Легенды у Древнейшие культы и божества 5 глава греков

Заниматься так именуемым разъяснением легенд – не дело истории греческой религии. Происхождение легенд относится к доисторическому времени. Тут нам следует только разглядеть, какое религиозное значение присваивали легендам греки. Замечательно, что они вообщем смотрели на Гомера и Гесиода – свободное отношение которых к легендам нам уже понятно – как на настоящих представителей Древнейшие культы и божества 5 глава и практически официальных очевидцев сказочного периода.

Афина Паллада

Своим значением для религиозной жизни у греков легенды должны больше всего собственной связи с культом. Время от времени они, как этиологические легенды, появились просто из культа – для прославления узнаваемых мест культа либо для разъяснения узнаваемых обычаев; время от времени связь меж Древнейшие культы и божества 5 глава мифом и обрядом была до таковой степени начальной, что мы не в состоянии решить, что чему предшествовало. Эта связь с культом составляет причину жизнеспособности неких легенд; таким макаром рассказы о похищении Коры, о священном браке, странствии Аполлона составляли содержание соответственных церемоний. Для религии было очень принципиально различие меж легендами, которые таким Древнейшие культы и божества 5 глава макаром были связаны с культом, и другими легендами, стоявшими вне этой связи, как, к примеру, титаномахия, спор Аполлона и Гермеса, легенды о любовных связях богов. В то время как большая часть мифологов исходит либо из натурального значения богов, как его разъясняет сравнительная мифология, либо из гомеровского изображения легенд, – реальная Древнейшие культы и божества 5 глава греческая мифология должна бы была отводить центральное место конкретно этому отношению легенд к культу.

2-ой предпосылкой, обусловливавшей длительность жизни легенд, было то употребление, которое делали из их изобразительные искусства и поэзия. Искусство повсевременно брало собственной темой древнейшие образы и рассказы и таким методом поддерживало их жизненность в народе. Мы Древнейшие культы и божества 5 глава можем отличать от обычного художественного и декоративного потребления легенд, которое встречается на большинстве ваз, то их употребление, которое вправду имело религиозное значение, и делало легенды носителями религиозных мыслях. Фидий расположил на троне олимпийского Зевса ряд сказочных сцен: фиванского сфинкса, ниобид, подвиги Тезея и Геракла и некие другие Древнейшие культы и божества 5 глава; в собственном возвышенном величии бог властвовал над всеми изображениями человечьих страстей и дел. Вообщем пластика оказала могущественное действие не только лишь на представление богов в людском виде, да и на представление обоготворенного населения земли. Греческая пластика представляет в видах богов высшие эталоны в типической и в то же время Древнейшие культы и божества 5 глава персональной форме. Схожим же образом поступали трагики, наполняя в собственных драмах старенькые легенды и геройские предания новым духом. Такое употребление легенд в цветущее время греческого искусства совершенно не носило аллегоричного нрава; древние формы были вновь прославлены и им придана освеженная жизнь. Таким макаром искусство и поэзия сохранили и обновили для Древнейшие культы и божества 5 глава греков их старенькых богов и старенькые легенды, хотя часто и в новеньком виде. Мифология никаким образом не представляла собою содержания греческой веры, но сказочная традиция не гасла, пока многие из высших и наилучших мыслях выводились в сказочной оболочке.

Та же самая причина должна была, естественно, вызвать также конфликт Древнейшие культы и божества 5 глава меж новыми убеждениями либо потребностями и старенькыми формами мифологии. Как к богам предъявляли этические требования либо дух просвещения заставлял останавливаться перед нелепостями древних легенд – так начинали находить для их разъяснения либо же они опровергались. И то и это встречалось у греков уже очень рано. Увлекательную историю суждений греков об их своей мифологии Древнейшие культы и божества 5 глава идеальнее всего изобразили Петерсен и в особенности Грот; последний показывает на важную роль, которую это разъяснение легенд играет в духовной жизни греков, с узким осознанием отмечает разные цвета в настроении величайших мужей Греции относительно мифологии и обрисовывает главные направления в разъяснении легенд. Уже Плутарх показывает на противоречие Древнейшие культы и божества 5 глава: богу повсевременно дают красивые и человеколюбивые наименования, приписывая ему в то же время одичавшие, варварские, галатские дела.

Зевс Аммонский

Потому что бессчетные сочинения самих греков о их религии, к огорчению, утрачены, то нам приходится извлекать суждения греков о богах и легендах большей частью из отрывков и случайных замечаний в литературе. Вобщем Древнейшие культы и божества 5 глава, и эта жатва еще довольно обильна. Мы не знаем такового времени, когда бы греки относились к своим легендам с доверчивой верой и в их находили выражение собственных мнений на богов. Начиная с Гомера и Гесиода, греческие мыслители и поэты все становились в критичную позицию по отношению к мифологии; они Древнейшие культы и божества 5 глава либо просто оставляли легенды в стороне, либо перетолковывали их в собственных целях; последнее бывало почаще, ежели 1-ое, потому что все они еще присваивали достаточно огромную стоимость сказочной традиции и потому входили с нею в компромиссы.

Оппозиция против легенд появилась у греков еще ранее тех пор, которое мы заурядно характеризуем как Древнейшие культы и божества 5 глава период просвещения, т.е. времени софистов. Уже в VI в. и даже ранее философы занимали совсем свободное положение по отношению к легендам; Ксенофан живо нападал как на нравственные недочеты, которые приписал богам Гомер, так и на их антропоморфическую форму. Еще ранее Сократа мы уже застаем предшественников Древнейшие культы и божества 5 глава практически всех направлений позднейшего разъяснения легенд. Феаген из Регия иносказательно превращал богов в этические понятия: Афина – это мозг, Арес – безрассудство, Афродита – страсть. Геродот из Гераклеи, современник Сократа, по-видимому, давал легендам разъяснения в смысле позднейшего эвгемеризма: Геракл заполучил от Атласа физические познания, Прометей был скифский правитель, которого подданные заключили в Древнейшие культы и божества 5 глава кандалы.

Физическое разъяснение легенд нередко создают от Анаксагора, друг которого, Метродор из Лампсака, прилагал это разъяснение также к геройскому преданию и учил, что Агамемнон есть эфир. Софист Продик лицезрел в мифологии обоготворение предметов, нужных людям: солнца, месяца, рек, источников, огня (Гефест), хлеба (Деметра), вина (Дионис); этому направлению следовал Древнейшие культы и божества 5 глава также комик Эпихарм.

Эпихарм гласит, что боги – это ветры, вода, земля, солнце, огнь, звезды.

Акрополь в Афинах

Из 1-го известного места у Платона мы знаем, что Сократ глумился над объяснениями легенд, для которых людям нужна "мужицкая мудрость", и задумывался, что лучше изучить себя самого, чем старенькые легенды. Замечательно то положение Древнейшие культы и божества 5 глава, которое занимают по отношению к легендам поэты и историки V в. Само собою очевидно, что для всех без исключения легенды содержали внутри себя нечто несообразное, но одни по способности скрывали это, другие выставляли наружу. Время от времени умный выбор помогал умалчивать о дурном, время от времени это дурное перетолковывалось Древнейшие культы и божества 5 глава, время от времени против него энергично боролись. Пиндар, Эсхил и Софокл употребляли обе 1-ые, более мягенькие формы критики: читающий их не выносит того воспоминания, чтоб греческая мифология содержала внутри себя настолько не мало аморального и неразумного; противные черты устранены, и рассказы совсем преображены. Эврипид, напротив, никогда не упускал варианта кинуть тень на Древнейшие культы и божества 5 глава богов и выделить противоречие меж легендами и его своими мнениями. Совсем своеобразно обращался с сказочными рассказами Геродот. Он был человек верующий, нередко даже легковерный; но в собственной вере он умел устранять очень смелые догадки. Таким макаром он дает осознать, что Геракл все таки не мог уничтожить один несколько Древнейшие культы и божества 5 глава тыщ человек, и он доволен, когда рассказ фиванских жрецов о 2-ух женщинах, основавших додонский и ливийский оракулы, высвобождает его от неловких говорящих голубей додонской легенды. Еще наименее энтузиазма к мифологии высказывает Фукидид; там, где ему приходится касаться легенд, он заключает их в рамки возможного и вероятного; Троянскую войну он Древнейшие культы и божества 5 глава рассматривает как большое политическое событие.

В III в. в первый раз резко нашлась противоположность меж прагматическим и аллегоричным направлениями, и с того времени эта противоположность властвовала в разъяснении легенд. 1-ое направление дано было Эвемером, который высказал, что боги были просто люди; то же самое, только не настолько систематично Древнейшие культы и божества 5 глава, утверждали многие и до него, меж иным Феофраст. Стоическая школа была представительницей аллегоричного направления; она усматривала в богах и легендах силы и явления природы либо этические характеристики. Так, Клеанф в собственном известном гимне принуждает Зевса выступить в качестве мирового принципа стоического учения; книжки Хризиппа о богах, возможно, содержали подобные же Древнейшие культы и божества 5 глава разъяснения. Кроноса смешали с Хроносом-временем; Афина называлась Тритогенея, так как она соединяла внутри себя троякую мудрость: физическую, этическую и логическую. Этические аллегории занимали у стоиков 2-ое место, да и они были более любимы.

Вид развалин старого Акрополя

В сколько-либо полной истории разъяснения легенд следовало бы именовать еще Древнейшие культы и божества 5 глава более имен и сочинений, чем было приведено тут в качестве примеров. Мы желали только выложить, как греки приводили себе в порядок свои легенды и как они относились к несогласию меж содержанием легенд и содержанием сознания. При всем этом, с одной стороны, действовал живой научный дух этого народа, стремясь Древнейшие культы и божества 5 глава и тут разъяснить суть дела; с другой стороны, в почти всех случаях еще было рвение спасти тот взор, что в легендах в сокрытом виде содержится правда.

Культ

Тяжело верно найти то место, которое было отведено религии в публичной жизни Греции. Культ был делом страны; всякий гражданин конкретно имел право и Древнейшие культы и божества 5 глава обязанность принимать в нем роль; правительство наказывало кощунство, всякое вторжение в сферу прав богов. Правительство несло самые большие издержки по публичному культу и само держалось на религиозных основах. И семью, и род, и даже искусственно сделанные подразделения, вроде фил Клисфена, также и самое правительство античные представляли для себя не по другому Древнейшие культы и божества 5 глава как в виде публичных союзов, имеющих общий культ; соответственно этому и правительство смотрело на культ как на условие собственного существования. Очень правильно, хотя и односторонне, и притом очень отождествляя греческое с римским, развил эти соотношения Фюстель де Куланж.

Типично также, что предания и история принуждают величавых законодателей Древнейшие культы и божества 5 глава, вроде Ликурга и Солона, действовать под надзором богов либо по их побуждению, нередко исходящему от дельфийского оракула. Таким макаром, государственное устройство признавалось данным богами и публичный порядок зависел от богов. Совместно с тем религия у греков не отмежевала никакой области фактически себе самой: штатские обязанности носили религиозный нрав, а религиозные обязанности являлись Древнейшие культы и божества 5 глава законом страны.

Внутренность Пантеона

Естественно, правительство основывалось не на религиозных убеждениях, а на выполнении культа, и законы не предписывали никакого вида мыслей. Совсем исключительным был тот случай, когда внутреннее благочестие предписывалось официально, как это имело место во внедрении к законам локрийского законодателя Залевка, которое во всяком случае было позднейшего Древнейшие культы и божества 5 глава происхождения. Заурядно благочестие выражалось исключительно в выполнении наружных действий.


drug-detstva-dragunskij.html
drug-mozhno-li-besedovat-o-nadzemnom-esli-ne-osoznana-energeticheskaya-osnova-sushego-mnogie-voobshe-ne-ponimayut-skazannogo-etimi-slovami-drugie-polagayut-chto-stranica-12.html
drug-mozhno-li-besedovat-o-nadzemnom-esli-ne-osoznana-energeticheskaya-osnova-sushego-mnogie-voobshe-ne-ponimayut-skazannogo-etimi-slovami-drugie-polagayut-chto-stranica-17.html